Решение задач по физике бесплатно   Сборник интересных фактов
  452 статей!

Количество просмотров: 27

Вопрос о смысле бытия: связь бытия и времени


Вопрос о смысле бытия оказался сущностно связан с проблемой постижения времени. «Понятие бытия скорее самое темное», — писал Хайдеггер. Понятие бытия не только рождает европейскую философию, интеллектуальная история данного термина соразмерна истории философии, особенности связанного с ним смыслообразования во многом определяют интригу взаимоотношений философии и общества. Когда философы сообщают «простым людям» квинтэссенцию своего знания, то, как правило, это утверждение или серия утверждений о бытии. Из таких утверждений следует все остальное: принципы и законы мироздания, учение о природе вещей, о добре и зле, целях и ценностях, прошлом, настоящем и будущем.

Вот и спорят философы о свойствах и отношениях бытия. Бытие первично, бытие не обусловлено, бытие порождает, бытие вечно, совершенно и неизменно, бытие сферично и т. д. Бытие едино, двоично или множественно. Чему противостоит бытие: небытию, становлению, сознанию? Оно материально или идеально? Таким образом, бытие есть само собой разумеющееся понятие. Надо только создать теорию бытия, в которой будут указаны его свойства и отношения. Зная все о бытии, мы будем знать все обо всем остальном (мире, человеке, прошлом и будущем).

 Вопрос о смысле бытия: связь бытия и времени

Хайдеггер очень точно подмечает сложившуюся в вопросе о бытии ситуацию: «Есть ли у нас сегодня ответ на вопрос о том, что мы собственно имеем в виду под словом «сущее»? Никоим образом. И значит вопрос о смысле бытия надо ставить заново. Находимся ли мы сегодня хотя бы в замешательстве от того, что не понимаем выражение «бытие»? И значит надо тогда вновь пробудить внимание к смыслу этого вопроса».

Для Хайдеггера очень важно понять, что предполагает вопрос о бытии в качестве своей смысловой предпосылки. Когда мы спрашиваем, «что есть бытие», он считает, что мы уже знаем смысл этого «есть». Бытие есть и не может не быть, как утверждал Парменид. Оно есть, и осталось узнать, каково оно. Точно так же, как и вопрос «что есть заяц» предполагает, что заяц есть, и надо назвать его род, перечислить признаки, может быть, назвать среду обитания, описать, охарактеризовать. Заяц — это травоядное млекопитающее животное, грызун, имеет длинные уши и т. п. Словом «заяц» мы называем предмет, который можно увидеть, нарисовать, описать. Этим словом мы именуем не один предмет, а множество предметов, входящих в данный род. Но бытие не заяц и, вообще, никакая не вещь. «Бытие — не сущее — «имеется», лишь поскольку есть истина. И она есть лишь поскольку и пока есть присутствие. Бытие и истина «существуют» равноисходно. Что это значит: бытие «существует», когда оно должно ведь быть отлично от всякого сущего, можно станет конкретно спросить только когда будет прояснен смысл бытия и размах бытийной понятности вообще. Только тогда удастся разобрать также, что принадлежит к понятию науки о бытии как таковом, его возможностях и видоизменениях. И в очерчивании этого исследования и его истины будет возможно онтологически определить исследование как раскрытие сущего и его истину».

Бытие нельзя ни увидеть, ни описать, ни нарисовать. Точно так же, как нельзя увидеть, нарисовать или описать чувства, мысли, понятия. Чувства можно испытать, мысли сформулировать, понятия определить. Но если бытие относится к чему-то из разряда указанного, то как оно может находиться в начале всего, быть основанием всего.

Философия открыла новый способ мысли, когда мы можем рассматривать точно так же, как вещи, то, что вещами не является. Например, свойства вещей, отношения между вещами. Затем мысли, чувства, слова, имена, поступки. И, наконец, сам смысл. Смыслом занялись в ХХ веке прагматисты, феноменологи, неопозитивисты. Первые создали семиотику, вторые — герменевтику, а третьи — логический анализ языка и лингвистический анализ действия. Но в исходном пункте было обыкновенное овеществление невещественного. Слова, мысли, чувства и поступки для того, чтобы стать предметом анализа, превращались в своеобразные вещи. Специальный инструмент древнего анализа — логика — соединял их как равноправные понятия, различая лишь по линиям «единичное — общее» и «абстрактное — конкретное».

Прошли столетия, и философы стали обсуждать содержания философских понятий так, как будто в их вещественной природе уже никто не сомневался. Фантастическое учение Платона об особом мире, в котором пребывают эти удивительные сущности, более не было нужно. И без него лучшие умы занимались построением теоретических систем, в основе которых находились «ненаблюдаемые сущности» вроде бытия. Философы спорили, чему подобно бытие и какова его природа. Одни говорили о том, что бытие подразделяется на материальное и идеальное, другие видели в нем только идеальное, духовное или божественное, третьи ставили вопрос о его единстве. Хайдеггер назвал это западной метафизикой, включив в нее все философские доктрины от Парменида до Канта и Гегеля. В отличие от них Хайдеггер заговорил о бытии на другом языке: он спросил о смысле бытия так, как спрашивают о смысле слова или действия.

Ответ Хайдеггера — это ответ не о том, в чем смысл бытия, а прояснение смысла самого вопроса. Хайдеггер убежден, и в этом видны феноменологические корни его учения, что о бытии стали говорить на таком языке, на котором уже нельзя пробраться к смыслу.

Сообщаем Вам, что наш сайт использует cookies исключительно для того, чтобы сделать сайт более удобным для Вас и гарантировать его высокую функциональность. Продолжая просматривать страницы этого сайта, Вы соглашаетесь этим.