Решение задач по физике бесплатно   Сборник интересных фактов
  452 статей!

Количество просмотров: 22

Вопрос о месте человека в мире в философии


Рассмотрим основные подходы к месту человека в мире, которые можно выделить, опираясь на европейскую интеллектуальную традицию.

Самой древней выступает позиция космоцентризма, которую мы видим в античный период истории. Для древних греков космос был одушевленным, а человек являлся и его моментом, и его малой моделью, микрокосмом. Близкую к этой позицию мы можем затем видеть в эпоху Возрождения у Николая Кузанского, в произведениях Гёте, у русских космистов начала ХХ века. Человек в качестве микрокосма выступает в представлениях современных трансперсональных психологов, чьи идеи мы черпаем прежде всего из книг С. Грофа. Космоцентрическая позиция достаточно гармонична и взвешенна: человек согласно ей и мал, и велик. Не надо обманываться его смертностью и небольшими размерами, на самом деле он связан с любой точкой мироздания, ему потенциально доступны «все явные и неявные порядки Вселенной». Так происходит в силу не только закона аналогии (микрокосм аналогичен космосу), но и потому, что мировое сознание едино.

 Вопрос о месте человека в мире в философии

* * *

Николай Кузанский (настоящее имя — Николай Кребс) (1401–1464) — немецкий ученый, философ и богослов. Переработал основные положения христианского вероучения в духе неоплатонизма. Основные произведения: «О знающем незнании», «О происхождении», диалоги «Охота за мудростью», «Простец» и др.

Кузанский стоит на позициях пантеизма. Бог — это актуальная бесконечность, которая проявляется в мире — потенциальной бесконечности. Он не признает идеи креационизма (сотворения мира Богом) и считает, что Бог проявляется в мире путем эманации (истечения, перехода от более совершенных ступеней развития к менее совершенным).

Человека Кузанский рассматривает как микрокосмос, представляющий собой подобие макрокосмоса или Вселенной. Он соединяет в себе божественное и земное. Человек способен к познанию природы, опираясь на такие способности, как чувства, воображение, рассудок и разум. Особое место в познании принадлежит математике, которая позволяет упорядочить чувственный опыт. Высшей теоретической способностью человека является разум, который направлен, по мнению философа, на познание противоположностей. Вместе с тем даже самое глубокое знание не ликвидирует незнания, так как Бог остается непостижимым для человека.

* * *

Вторая, теоцентрическая, точка зрения, в некоторых своих пунктах пересекающаяся с первой, состоит в том, что источником и центром мира выступает Бог — живой творящий первоисточник, сверхначало. Человек создан Богом (как то обстоит в большинстве мировых религий) или его душа эманирована (излита) им, как говорят о том теософы. Бог держит мир в бытии, постоянно сообщая ему импульс существования, Бог может быть одновременно трансцендентным (запредельным) и имманентным (находящимся внутри мира). В исламе и в иудаизме он безличен, в христианстве Бог имеет личную ипостась — Христа. Если следовать христианству, то человек не только вторичен по отношению к Богу (сотворен им), но и виновен перед ним за свое грехопадение. Человек — раб Божий, тварь Божья, ему должно умалять себя перед Богом, плакать и каяться, следовать заповедям и не слишком рассчитывать на собственные силы в деле спасения души. Теоцентрическая точка зрения указывает человеку на его незначительность, «ставит его на место», чтобы изощренный ум и своеволие не завели homo sapiens чересчур далеко.

Следующая крупная позиция, которую следует назвать, опуская множество интересных, но более частных точек зрения, относится не к отношению «человек — мир», но к оппозиции «человек — общество». Она важна для нас, поскольку присутствует в качестве методологической установки во многих социальных и социологических теориях как прошлого, так и настоящего. Это позиция социоцентрическая. Яркий пример социоцентризма представляет концепция К. Маркса. В работах Маркса действуют массы и классы, эксплуататоры и эксплуатируемые, там идет речь о масштабных макроэкономических и социальных процессах. Человек как род практически не присутствует в марксовых размышлениях после 1844 г., а человек как индивид и личность вообще не появляется на страницах его текстов. Может быть, у великого мыслителя не хватило времени дойти до экзистенциально-антропологических сюжетов? Вряд ли. Маркс и так сделал много и не нуждается в оправдании. Это просто определенный угол зрения. Так мыслит вся сциентизированная позитивистская социология, так мыслит в ХХ веке Фуко, хотя его интересуют не классовые бои, а безличные формы власти. Социоцентризм рассматривает человека как момент макропроцесса — и не более того. Грустно, но ничего не поделаешь.

Наконец, четвертая из перечисленных позиций, это позиция антропоцентрическая. При ней происходит некоторая подмена проблемы, описанной нами ранее. В первых трех случаях мы ставили вопрос так: как соотносятся человек и мир? человек и Бог? человек и общество? То есть пытались в меру возможного показать место человека среди других крупномасштабных реалий и отсюда оценить его положение. Антропоцентризм, присущий прежде всего современной западной культуре, говорит нам: для человека главное в мире — это человек. Наука меняет свои взгляды на мироустройство, религий много и они спорят между собой, но как бы то ни было, главное для нас — мы сами.

Философы-антропоцентристы считают человека скорее венцом творения и высшим существом во Вселенной, нежели эпифеноменом (побочным следствием) звездных процессов в Галактике. Но даже если мы явились в мир случайно, то теперь мы уже есть, существуем и бесконечно важны сами для себя. Все в универсуме мы видим через призму собственной субъективности: расстояния и направления, твердость и мягкость, свет и тьму — все преломляем через собственное восприятие, проводим через фильтры наших ощущений. Никакое знание не бывает полностью объективным, потому что оно увидено человеческим глазом, явлено в человеческих образах, выражено в человеческом слове. Что касается микромира, то его познание вообще включает в себя влияние наблюдателя, устранить которое невозможно («антропный принцип»). Наконец, любые теории, изобретения, технические открытия важны не сами по себе, а чтобы служить человеку. Научно-техническая культура во всем своем многообразии инструментальна, поскольку именно человек является ее истоком и целью. При этом речь идет не только о человечестве или человеческом роде.

Итак, индивид, неповторимая уникальная личность, обладающая сознанием, есть цель целей, главный предмет всех возможных забот, страстного интереса и тревоги в данной традиции, с практико-гуманистическими устремлениями которой трудно не согласиться. Однако у нее есть две разновидности, одна из которых может быть условно названа «мягким антропоцентризмом», а другая — «антропоцентризмом-титанизмом».

Атропоцентризм-титанизм — это глубокое убеждение и ряда мыслителей, и широкой публики в том, что человек — это «царь природы». Если он царь, то должен властвовать, княжить и «володеть», решать судьбы окружающего мира и других живых существ по своему собственному усмотрению. А возможно, и капризу. Антропоцентризм этого плана чаще всего является атеистическим, или безрелигиозным. Здесь вполне реализуется принцип: «Если Бога нет, то все дозволено»: дозволено засорять производственными отходами воздух, землю и воду, изводить под корень разные виды животных, замусоривать чем попало ближайший космос, вмешиваться в святая святых человека — его генетический аппарат. Титану все по плечу! Правда, стоит вспомнить о том, что мифологические титаны плохо кончили, но современный завзятый антропоцентрист об этом не вспоминает. Главное — сиюминутное благо.

«Мягкий антропоцентризм» может быть религиозным, безрелигиозным или опираться на эзотерические идеи. В этом случае внимание и уважение к человечеству и человеку основано как на признании достоинств самого человека — наличии у него сознания, свободы, творческих способностей, так и на том, что все эти качества есть конкретизированное проявление неких потенций высших начал. Человек в этом случае не рассматривается как господин планеты, как своевольный царек, который кричит «что хочу, то ворочу!» Напротив, он видится как важнейшее, но органичное звено более масштабного космического или духовного порядка. Подобный подход заставляет человека тонко чувствовать обратную связь со всеми стихиями, существами и сущностями окружающего мира, вступать в своеобразный диалог с водой и землей, огнем и воздухом, морем и сушей. В этом случае человек не забывает и не унижает себя, он считает, что мир — его дом, а в доме должны быть мир и лад. Для человечества было бы очень полезно, если бы «мягкий антропоцентризм» стал широко распространенным типом мировоззрения.

Но если мы решили для себя вопрос о месте человека в мире, то что может представлять собой сущность человека?

Говоря о сущности человека, мы имеем в виду те фундаментальные его черты, которые позволяют отличать людей от всех иных живых существ, а род человеческий — от обезьяньей стаи, слоновьего стада или большого термитника. И, очевидно, дело здесь не только в том, что человек внешне отличается от других земных обитателей, хотя это тоже надо принимать во внимание (вспомним древних: человек — двуногое без перьев...), но и в ряде его особых качеств, которые не присущи нашим соседям по планете.

Следует помнить, что сущность не лежит на поверхности, для ее обнаружения нужны мыслительные усилия. Кроме того, сущность человека обнаруживается не во всяком проявлении человеческой жизни: например, явления метаболизма, необходимость питания и выделения присутствуют в нашем существовании, но всего лишь роднят нас со всем многообразием растений и животных.

Сообщаем Вам, что наш сайт использует cookies исключительно для того, чтобы сделать сайт более удобным для Вас и гарантировать его высокую функциональность. Продолжая просматривать страницы этого сайта, Вы соглашаетесь этим.