Решение задач по физике бесплатно   Сборник интересных фактов
  452 статей!

Количество просмотров: 10

Теория идей и метод идеализации как метод исследования и научного познания


Философское учение Платона опиралось на концепции предшественников, которые прежде казались несовместимыми. Он соединил тезис Парменида о том, что подлинное бытие вечно, совершенно и неизменно с утверждением Гераклита о том, что все течет. Выход из противоречия был найден в разделении мира на две части: видимую и подлинную. Или даже на два мира: чувственный и умопостигаемый. Согласно теории Платона, тезис Парменида относится к подлинному и умопостигаемому миру, тогда как выводы Гераклита применимы к миру видимому, т. е. к чувственно воспринимаемым предметам. Третьим важнейшим источником платоновской теории идей является метод перехода от видимых вещей к подлинным, т. е. от явления к сущности. Этот переход может быть осуществлен на основе метода Сократа, который, будучи неизменным персонажем диалогов Платона, неоднократно демонстрировал, как от прекрасных вещей можно перейти к «прекрасному самому по себе», из добрых дел и намерений вывести «добро само по себе», а по истинным мыслям и высказываниям судить об «истине самой по себе». Это «прекрасное само по себе» у Платона трансформируется в идею прекрасного, а позднее в сущность прекрасного. Точно так же Платон и его последователи будут рассуждать об идее истины или добра, числа или слова, закона или права. Более того, дерево и камень, человек и животное также представлены собственными идеями.

 Теория идей и метод идеализации как метод исследования и научного познания

Идея дерева — это то общее, что присуще всем деревьям, идея камня — это то, что наличествует у всех камней. Но каждое дерево имеет множество индивидуальных отличий и каждый камень не похож на другие камни. Эти отличия не принадлежат идее дерева или камня, они скрывают ее, делают трудноопределимой. Поэтому человек должен сравнивать предметы, искать общее и отличие, думать и обобщать. Постижению идей должно содействовать наше умение воспринимать подобное и контрастное. Видя прекрасные вещи, человек постигает идеи по подобию, видя безобразные по контрасту. Знание идеи дерева позволит нам правильно рассуждать и действовать в отношении всех деревьев, ибо различия между ними случайны, а сходство необходимо. Знание всех идей и есть абсолютное знание, абсолютная цель познания.

В одном из диалогов Платон устами Сократа разъясняет смысл поиска сходства и различия, называя их двумя видами речи.

* * *

Федр: Какие это виды?

Сократ: Первый — это способность, охватывая все общим взглядом, возводить к единой идее то, что повсюду разрознено, чтобы, давая определение каждому, сделать ясным предмет поучения. Так поступили мы только что, говоря об Эроте: сперва определили, что он такое, а затем, худо ли, хорошо ли, стали рассуждать; поэтому-то наше рассуждение вышло ясным и не противоречило само себе.

Федр: А что ты называешь другим видом, Сократ?

Сократ: Второй вид — это, наоборот, способность разделять все на виды, на естественные составные части, стараясь при этом не раздробить ни одной из них, как это бывает у дурных поваров: так, в обеих наших недавних речах мы отнесли неразумную часть души к какому-то одному общему виду. Подобно тому, как в едином от природы человеческом теле имеются две одноименные части, лишь с обозначением «левая» или «правая», так обстоит дело и с состоянием безумия, которое обе наши речи признали составляющим в нас от природы единый вид, но одна речь выделила из его часть, обращенную налево, и не остановилась на этом делении, пока не нашла там некую так называемую левую любовь, которую вполне справедливо и осудила; другая же наша речь ведет нас к правой части неистовства, одноименной с первой, и находит там некую божественную любовь, которой отдает предпочтение, и восхваляет ее как причину величайших для нас благ.

* * *

Идеи наделяются статусом подлинного бытия, тогда как чувственно воспринимаемые вещи вторичны и производны. Они представляются Платону ухудшенными копиями идей, их тенями. Идеи вечны, совершенны и неизменны. Типичным представителем мира идей являются математические объекты (числа, геометрические фигуры). Не случайно Платон называл занятия математикой необходимым подспорьем при подготовке к философии.

Платон утверждал, что душа способна воспринимать идеи потому, что она «родственна» им. Более того, душа не усваивает идеи, а вспоминает их. В виде мифа Платон излагает свое учение о душе, которая может существовать отдельно от тела и после смерти переселяться в другое тело (метемпсихоз, реинкарнация). Когда-то души обитали в царстве идей и прекрасно их знали, но затем при соединении с телом эти знания забылись. При встрече с идеей должно состояться ее «припоминание» или «узнавание». Но идея скрыта в вещи, и для того, чтобы ее увидеть, не хватает обычного зрения. На помощь ему должно прийти умозрение, т. е. умение видеть при помощи «внутренних глаз», открывающихся в «свете разума». Философия здесь выступает как развитие особых способностей и навыков умозрения. Умозрение или созерцание — это и есть главное познавательное орудие философа.

Теория идей изложена в разных диалогах Платона. Но особое значение для ее иллюстрации играл символ Пещеры.

* * *

После этого, — сказал я, — ты можешь уподобить нашу человеческую природу в отношении просвещенности и непросвещенности вот какому состоянию... Представь, что люди как бы находятся в подземном жилище наподобие пещеры, где во всю ее длину тянется широкий просвет. С малых лет у них на ногах и на шее оковы, так что людям не двинуться с места, и видят они только то, что у них прямо перед глазами, ибо повернуть голову они не могут из-за этих оков. Люди обращены спиной к свету, исходящему от огня, который горит далеко в вышине, а между огнем и узниками проходит верхняя дорога, огражденная, представь, невысокой стеной вроде той ширмы, за которой фокусники помещают своих помощников, когда поверх ширмы показывают кукол.

Это я себе представляю, — сказал Главкон.

Так представь же себе и то, что за этой стеной другие люди несут различную утварь, держа ее так, что она видна поверх стены; проносят они и статуи, и всяческие изображения живых существ, сделанные из камня и дерева. При этом, как водится, одни из несущих разговаривают, другие молчат.

Странный ты рисуешь образ и странных узников!

Подобных нам. Прежде всего разве ты думаешь, что, находясь в таком положении, люди что-нибудь видят, свое ли или чужое, кроме теней, отбрасываемых огнем на расположенную перед ними стену пещеры?

Как же им видеть что-то иное, раз всю свою жизнь они вынуждены держать голову неподвижно?

А предметы, которые проносят там, за стеной? Не то же ли самое происходит и с ними?

То есть?

Если бы узники были в состоянии друг с другом беседовать, разве, думаешь ты, не считали бы они, что дают названия именно тому, что видят?

Непременно так.

Далее. Если бы в их темнице отдавалось эхом все, что бы ни произнес любой из проходящих мимо, думаешь ты, они приписали бы эти звуки чему-нибудь иному, а не проходящей тени?

Клянусь Зевсом, я этого не думаю.

Такие узники целиком и полностью принимали бы за истину тени проносимых мимо предметов.

Это совершенно неизбежно.

Понаблюдай же их освобождение от оков неразумия и исцеление от него, иначе говоря, как бы это все у них происходило, если бы с ними естественным путем случилось нечто подобное.

Когда с кого-нибудь из них снимут оковы, заставят его вдруг встать, повернуть шею, пройтись, взглянуть вверх — в сторону света, ему будет мучительно выполнять все это, он не в силах будет смотреть при ярком сиянии на те вещи, тень от которых он видел раньше. И как ты думаешь, что он скажет, когда ему начнут говорить, что раньше он видел пустяки, а теперь, приблизившись к бытию и обратившись к более подлинному, он мог бы обрести правильный взгляд? Да еще если станут указывать на ту или иную проходящую перед ним вещь и заставят отвечать на вопрос, что это такое? Не считаешь ли ты, что это крайне его затруднит и он подумает, будто гораздо больше правды в том, что он видел раньше, чем в том, что ему показывают теперь?

Конечно, он так подумает.

А если заставить его смотреть прямо на самый свет, разве не заболят у него глаза и не отвернется он поспешно к тому, что он в силах видеть, считая, что это действительно достовернее тех вещей, которые ему показывают?

Да, это так.

Если же кто станет насильно тащить его по крутизне вверх, в гору и не отпустит, пока не извлечет его на солнечный свет, разве он не будет страдать и не возмутится таким насилием? А когда бы он вышел на свет, глаза его настолько были бы поражены сиянием, что он не мог бы разглядеть ни одного предмета из тех, о подлинности которых ему теперь говорят.

Да, так сразу он этого бы не смог.

Тут нужна привычка, раз ему предстоит увидеть все то, что там, наверху. Начинать надо с самого легкого: сперва смотреть на тени, затем — на отражения в воде людей и различных предметов, а уж потом — на самые вещи; при этом то, что на небе, и самое небо ему легче было бы видеть не днем, а ночью, то есть смотреть на звездный свет и Луну, а не на Солнце и его свет.

Несомненно.

И наконец, думаю я, этот человек был бы в состоянии смотреть уже на самое Солнце, находящееся в его собственной области, и усматривать его свойства, не ограничиваясь наблюдением его обманчивого отражения в воде или в других ему чуждых средах.

Конечно, ему это станет доступно.

И тогда уж он сделает вывод, что от Солнца зависят и времена года, и течение лет, и что оно ведает всем в видимом пространстве, и оно же каким-то образом есть причина всего того, что этот человек и другие узники видели раньше в пещере.

Ясно, что он придет к такому выводу после тех наблюдений.

Так как же? Вспомнив свое прежнее жилище, тамошнюю премудрость и сотоварищей по заключению, разве не сочтет он блаженством перемену своего положения и разве не пожалеет своих друзей?

И даже очень.

А если они воздавали там какие-нибудь почести и хвалу друг другу, награждая того, кто отличался наиболее острым зрением при наблюдении текущих мимо предметов и лучше других запоминал, что обычно появлялось сперва, что после, а что и одновременно, и на этом основании предсказывал грядущее, то, как ты думаешь, жаждал бы всего этого тот, кто уже освободился от уз, и разве завидовал бы он тем, кого почитают узники и кто среди них влиятелен?

* * *

А. Уайтхед говорил, что вся западная постплатоновская философия — это всего лишь подстрочный комментарий к произведениям Платона. Действительно, влияние платоновской мысли на последующее развитие античной философии, средневековой религии и современной науки трудно переоценить.

* * *

Платон (427–347 до н. э.) — выдающийся философ Древней Греции. Он — основатель целого направления в философии, оказавшего и оказывающего свое влияние на всем протяжении истории философии. Часто даже говорят, что вся западная история философии — это примечания к Платону. Он родился на о. Эгина вблизи Афин. Его отец Аристон происходил из рода последнего царя Аттики Кодра, мать Перектиона была родом из семьи, давшей законодателя Солона. Настоящее имя его Аристокл. По преданию Платоном его стал звать Сократ. «Платон» по-гречески означает широкоплечий и толстый. В молодости он много занимался спортом. Занятиям философией предшествовала литературная деятельность Платона в области художественной литературы, музыки, живописи. Он много писал стихов. С философией познакомился у Кратила, ученика Гераклита. Кратил был последователь учения Гераклита, но довел взгляды последнего до крайностей. Если Гераклит говорит, что нельзя дважды войти в одну реку, то Кратил полагал, что нельзя этого сделать ни одного раза, так как она все время течет и в момент вхождения уже другая. Также нельзя назвать данную вещь по имени, так как имя одно, а вещь постоянно меняется. Поэтому Кратил предлагал не называть вещи, а указывать пальцем на ту или иную вещь.

Сильнейшее воздействие на Платона оказал Сократ, после знакомства с которым тот уничтожил все свои поэтические произведения и всю жизнь посвятил философии. Он много путешествовал, побывал в Египте, Южной Италии, на Сицилии. Вернувшись в сорокалетнем возрасте в Афины, Платон организует свою собственную школу, получившую название Академии. В Сицилию он еще два раза совершает путешествие по приглашению Диона. Платон ездил в Сиракузы, чтобы попытаться реализовать на практике свой проект идеального государства. Однако эти попытки Платона окончились неудачей. Последние годы своей жизни Платон провел в Афинах.

Платон был первым крупнейшим философом, сочинения которого почти полностью дошли до нас. Однако проблема подлинности произведений Платона породила так называемый «платоновский вопрос». Список произведений Платона, сохранившихся в рукописи, включает 34 диалога, «Апологию Сократа» и 2–3 письма. Некоторые из этих 34 диалогов отдельными исследователями считаются неподлинными.

Изложение философии Платона следует начать с описания метода его философствования, который представляет собой развитый до совершенства метод сократовских бесед (Сократ к тому же — центральное действующее лицо платоновских диалогов). Этим методом выступает диалектика, выражающаяся в том, чтобы правильно ставить вопросы и получать ответы и посредством этого приходить к истинным определениям и выяснению сущности рассматриваемого предмета.

* * *

Теория идей. В диалоге «Теэтет» Платон ставит вопрос о сущности знания: «Что такое знание?» и показывает, что это не ощущение. Чувственное знание не может быть подлинным знанием, так как последнее ничто без понимания, как, например, мы не понимаем иностранную речь, хотя и слышим. Следовательно, подлинное знание — это такое знание, которое постигается разумом, а в этом случае предметом такого знания выступают уже не вещи, а идеи в качестве сущего бытия. Вопрос об идеях рассматривается Платоном в различных диалогах: «Гиппий Больший», «Федон», «Пир», «Филеб». Наиболее наглядно понимание Платоном «идеи» видно на примере рассмотрения понятия прекрасного.

В указанных диалогах Платон выявляет понятие прекрасного на основе рассуждений, которые показывают, что понятие прекрасного не может просто соответствовать какому-либо эмпирическому виду прекрасного. Оно не может выступать в виде какой-либо части тела или в виде чего-либо другого. Признаками определения прекрасного, по Платону, являются объективность, безотносительность, независимость от конкретных условий, связанных с пространством и временем. «Идея» Платона резко отличается от всех чувственных вещей. Вещи постоянно изменяются, идея же, т. е. прекрасное само по себе, никогда не изменяется, всегда тождественна сама себе.

Согласно Платону, окружающий нас материальный мир мы познаем чувствами, и он является производным от мира идей, он «тень» мира идей. В то время как идея является неизменной, неподвижной и вечной, вещественные столы в нашей жизни представляют собой тень вечной и неизменной идеи стола, которая проявляется во многих столах. Платон осуществляет гипостазирование понятий, т. е. превращение в самостоятельную сущность, реальность общих понятий. По Платону, отдельные вещи постигаются посредством чувств, разум же постигает не отдельные вещи, а сущности, значит, эти сущности — идеи, которые составляют основу вещей. Платон отрывает идеи от конкретных, чувственных вещей и рассматривает их как подлинные сущности, находящиеся вне материального мира, который подчинен миру идей.

Под материальным миром Платон понимает мир конкретных, чувственно воспринимаемых вещей и явлений, этот мир находится между миром идей, понимаемым как реальное бытие, и материей как таковой — небытием, и это кажущееся бытие отделяет реальное бытие от небытия. Реальные, т. е., по Платону, кажущиеся вещи, являются тенью, подобием идей, которые выступают своего рода образцами всех окружающих вещей.

Область идей для Платона не представлялась однородной, она образовывала своего рода иерархию. Ряд идей принадлежал к идеям высшего порядка, это идеи блага, истины, прекрасного, справедливого. Затем идут идеи, выражающие физические явления и процессы, к ним относят огонь, покой, движение, цвет, звук. Третий ряд идей отражает отдельные ряды существ, например животных и человека. Потом идут идеи для предметов, отношений и т. д. Концепция идеи Платона обладает еще одной стороной. Для Платона идея выступает не только в онтологическом смысле как реальное бытие, но и как мысль о нем, понятие об этом бытии, т. е. она есть родовое понятие о сущности предмета.

Рассмотрение идеи как реального бытия и как понятия о сущности предмета дает возможность ответить на вопрос о процессе познания и его сущности. Платон полагает, что знание нельзя свести ни к ощущению, ни к правильному мнению, ни к соединению правильного мнения со смыслом. Таким образом, в теории познания Платон четко различал знание и мнение, это различие имело для него большое значение. Первое относится к знанию об идеях, второе связано с чувственным миром. Знание приводит к абсолютной истине, мнение касается только внешней поверхности вещей.

Все изложенное выше Платон называет диалектикой, под которой понимает и логику, и учение о познании, и учение о методе, и учение о бытии, об идеях и их родах, а также разумное познание этих истинно сущих родов реального бытия.

Гносеологические и онтологические взгляды Платона тесно связаны с его пониманием души, которая для него нематериальна, она бессмертна и существует вечно. Душа обладает своей иерархией и подразделяется на разум, который наверху, на волю и благородные желания, на влечения и чувственность. Платон первым в истории философии поставил вопрос об отношении духа к материи в явном виде и рассмотрел его с разных позиций. Он считал, что вначале должно возникнуть то, что движет само себя. А это не что иное, как душа, ум. «Душа правит всем, что есть на небе, на земле и на море с помощью своих собственных движений».

Проблема души у Платона ставится также и в связи с воспитанием добродетели. Проблема воспитания души рассматривается в диалогах «Федон», «Пир», «Государство». Душа состоит из трех начал — рассудительности, пыла, вожделения. Этим трем частям соответствуют три класса — стражи, воины, ремесленники, каждому классу — своя добродетель: мудрость, мужество, воздержанность. Только правильное воспитание может и должно обеспечить справедливость в государстве и соответствие всех этих трех начал в душе. Если же между этими тремя частями не будет соответствия, то возникнут несправедливость, несовершенное государственное устройство и загробное наказание.

Большое место в философском мировоззрении Платона занимают его взгляды на общество и государство. Платона можно считать одним из первых древнегреческих философов, который в систематической форме представил свое понимание государства. В центре внимания философской проблематики Платона были не абстрактные натурфилософские положения о первоначалах природы, а проблемы человека. Общественно-политическим вопросам Платон посвящает два наиболее крупных своих произведения — «Государство» и «Законы». К ним можно отнести также диалоги «Политик» и «Критон».

Платон рисует идеальный тип государства, который существовал в древние времена. Этому идеальному типу Платон противопоставил отрицательный тип государства, который у него выражается в четырех формах: тимократии, олигархии, демократии, тирании. Тимократия — форма правления, при которой власть принадлежит честолюбцам и процветает страсть к обогащению, при этом образ жизни становится роскошным. После тимократии следует олигархия, при которой власть принадлежит немногим, господствующим над большинством. Она находится в руках богатых, которые постепенно растрачивают свое имущество и превращаются в бедняков и совершенно бесполезных членов общества. Олигархия в своем развитии приводит к демократии, при которой власть находится в руках большинства, но при которой противоположность между богатыми и бедными еще больше обостряется.

Демократия возникает как результат восстания бедняков против богатых, в результате которого богатые уничтожаются или изгоняются, а власть распределяется между оставшимися членами общества. За демократией следует тирания, являющаяся результатом вырождения демократии. Согласно Платону, наличие чего-либо в излишней степени приводит к своей противоположности. Поэтому избыток свободы, как считает Платон, приводит к рабству, тирания рождается из демократии как высочайшей свободы. Сначала при установлении тирании тиран «улыбается и обнимает всех, с кем встречается, не называет себя тираном, обещает многое в частном и общем, освобождает от долгов, народу и близким себе раздает земли и притворятся милостивым и кротким в отношении ко всем». Постепенно тиран уничтожает всех своих противников, «пока не остается у него ни друзей, ни врагов, от которых можно было бы ожидать какой-либо пользы».

В противовес всем отрицательным формам государства Платон выдвигает свой проект идеального государства, который явился первой социальной утопией в истории общества. Это идеальное государство, согласно Платону, должно быть построено по принципу справедливости. Исходя из справедливости, каждый гражданин в этом государстве должен занимать свое особое положение в соответствии с разделением труда, хотя различие отдельными группами людей у Платона определяется нравственными задатками. Низший общественный разряд составляют производители — земледельцы, ремесленники, купцы, затем идут воины — стражи и правители — философы.

Низший общественный класс, по Платону, обладает и более низким нравственным характером. Эти три условия соответствуют трем частям души, которые упоминались ранее. Для правителей — разумная часть души, для воинов — воля и благородная страсть, для производителей — чувственность и влечения. Таким образом, нравственные качества воинов и правителей Платон ставит выше нравственных качеств производителей. Идеальное, а тем самым благое государство обладает следующими добродетелями, три из которых присущи трем сословиям общества соответственно, а именно: мудрость присуща правителям и философам, храбрость — воинам, стражам, умеренность — всему народу. Четвертая добродетель характерна для всего государства и выражается в том, чтобы «каждый делал свое», Платон считает, что «многоделание», т. е. стремление заниматься не свойственной его сословию деятельностью, причиняет огромный ущерб государству. Наилучшей формой правления Платон считает аристократическую республику. Характерная черта отрицательных типов государства, по Платону, — это наличие материальных интересов. Поэтому Платон выдвигает на первый план в своем идеальном государстве нравственный принцип, который должен выражаться в правильном образе жизни всех граждан этого общества. В нарисованном проекте идеального утопического государства Платона жизнь его граждан во многом регламентирована. Для высших сословий Платон не допускает частной собственности, она возможна только для низшего, производительного класса. Для высших сословий Платон также не допускает существования семьи. Он полагает, что браки возможны только под наблюдением государства и только для рождения детей. Дети отбираются у родителей и воспитываются в специальных учреждениях.

На основании изложенной концепции идеального государства многие исследователи рассматривали теорию Платона как первый проект коммунистического общества. Другие ученые считали, что в проекте Платона обрисован первобытный коммунизм. Несмотря на явные крайности в отдельных своих положениях, теория Платона об идеальном государственном устройстве вполне соответствует тому примеру социалистического общества, которое разрабатывалось и претворялось в жизнь в последующем развитии цивилизации со всеми теми тоталитаристскими чертами, которые были нарисованы еще Платоном. Так, Платоном предусматривалась жесткая идеологическая диктатура властей. За «безбожие» полагалась смертная казнь. Также подвергалось строгой цензуре любое искусство, которое не было направлено на развитие морального совершенства в интересах государства.

«Самое главное здесь следующее, — пишет Платон, — никто никогда не должен оставаться без начальника — ни мужчины, ни женщины. Ни в серьезных занятиях, ни в играх никто не должен приучать себя действовать по собственному усмотрению... Надо начальствовать над другими и самому быть у них под началом». Платоновское государство — это теоретическая схема деспотического государства.

Платон — выдающийся представитель объективного идеализма, его основоположник, давший эвристический толчок для развития всей западной философии. В этом смысле справедливы слова А.Н. Уайтхеда, писавшего: «Самая надежная характеристика европейской философии состоит в том, что она представляет собою ряд примечаний к Платону».

* * *

В природе нет идеальных предметов, люди не способны создавать идеальные вещи. Само идеальное по смыслу противоположно тому, что можно встретить в чувственно воспринимаемом мире. Идеальное существует вне места и времени, оно не встречается в пространстве, не имеет бесконечного числа индивидуализирующих признаков, каковыми обладают единичные вещи и явления. Идеальное всегда обладает обобщающими признаками. Идеальное универсально, а единичные вещи всегда уникальны. Но умение мыслить идеальные предметы оказывается чрезвычайно полезным, это умение существенно расширяет технологические возможности человека, преобразует все стороны его жизни. Обращение к идеальному позволяет планировать и прогнозировать, составлять модели и постигать универсальные закономерности. Идея выступает и как порождающая модель, и как обобщенный образ сходных вещей, событий, явлений. В первом случае мы говорим о первичности идеи: вещи, события и явления рождены благодаря идеальному. Во втором случае речь идет о том, что человеческое сознание сравнивает вещи, события и явления, находит в них нечто общее и преобразует его в некую целостность — идею.

Одной из важнейших проблем в истории философии становится вопрос о том, насколько буквально следует понимать тезис о первичности идей по отношению к вещам. Если бытие идей более подлинное, нежели бытие вещей, то все нас окружающее утрачивает свою значимость и превращается в иллюзию. По этому поводу в разное время спорили Платон с Аристотелем, реалисты с номиналистами, идеалисты с материалистами.

Но философия Платона, в которой фактически постулируется удвоение мира, т. е. представление всего бытия как мира идей и мира вещей, принадлежит не только античности. И христианская теология, и эстетика Возрождения, и новоевропейская математизация природы опираются на

Сообщаем Вам, что наш сайт использует cookies исключительно для того, чтобы сделать сайт более удобным для Вас и гарантировать его высокую функциональность. Продолжая просматривать страницы этого сайта, Вы соглашаетесь этим.