Решение задач по физике бесплатно   Сборник интересных фактов
  452 статей!

Количество просмотров: 22

Проблема роста научного знания в философии


Динамика и развитие научного знания являются одной из существенных характеристик науки. Тем не менее достаточно длительное время философия науки не тематизировала проблематику развития науки. В современной философии науки можно выделить два основных подхода: эссенциалистский и экзистенциальный. Эссенциалистский способ изучения науки исходил из представления о существовании некоторой универсальной внеисторической и междисциплинарной методологии, составляющей теоретический каркас любых частных методик. Изменчивость научного знания в рамках такого подхода понималась как видоизменение изначального инварианта. При таком подходе нет никакой необходимости обращаться к сфере историко-научных исследований, да и к реальной практике естествознания. Поэтому эссенциалистскому подходу к изучению науки соответствовали кумулятивистские (от лат. cumulatio — увеличение, накопление) воззрения на ее развитие.

Данная модель развития науки, разработанная прежде всего Э. Махом и П. Дюгемом, основывается на том, что каждое последующее научное открытие опирается на предыдущие знания и возможно только на фундаменте прежнего опыта. В соответствии с этим развитие науки представлялось как поступательный процесс накопления все более истинных и совершенных знаний о мире. Игнорировались качественные изменения, которые происходят в структуре научного знания и вызываются изменением основных понятий и принципов науки, особенно в ходе научных революций. Революции в науке признавались или как периоды ее ускоренного развития, или как переход от донаучных знаний к научным.

 Проблема роста научного знания в философии

Однако именно революции представляют собой поворотные пункты в развитии науки, меняющие взгляды ученых и определяющие перспективы дальнейшего его исследования. Не случайно поэтому в последние десятилетия так резко возрос интерес к этим проблемам со стороны не только философов и методологов науки, но и самих ученых. В середине XX века начинает активно развиваться экзистенциальный подход в философии науки, характерный для постпозитивизма, в русле которого актуализируется идея множественности исторических типов науки. Значительную роль в этом деле сыграла дискуссия, развернувшаяся в философской литературе вокруг книги американского историка и философа науки Т. Куна «Структура научных революций».

Особенностью постпозитивистских концепций является отказ от кумулятивизма в понимании развития знания. Постпозитивизм признает, что в истории науки неизбежны существенные, коренные преобразования, когда происходит пересмотр значительной части ранее принятого и обоснованного знания — не только теорий, но фактов, методов, мировоззренческих представлений. Эта модель, подчеркивающая прерывистость развития науки и уникальность ее отдельных периодов, получила название антикумулятивистской, или революционной.

На основе этого они предложили различные модели динамики науки. В связи с этим в постпозитивистской философии науки можно условно выделить два основных направления — реконструкцию научного развития при помощи нормативных принципов логического характера, призванных регулировать это развитие (К. Поппер, И. Лакатос и др.), и социально-психологическую реконструкцию развития научного знания и науки (Т. Кун, С. Тулмин и др.).

К. Поппер выдвинул теорию критического рационализма, согласно которой на развитие науки влияют только логические факторы. Он исходит из идей фаллибилизма (от англ. «подверженный ошибками, ненадежный»). Каждая теория принципиально неполна и подвержена ошибкам, поэтому нуждается в критике. Окончательно подтвердить теорию нельзя, но ее можно фальсифицировать (опровергнуть опытным путем). После этого выдвигается более удовлетворительная гипотеза, которая также подвергается критике. Движение от одних проблем к другим и составляет прогресс в науке. Таким образом, вся история научного познания и состоит, согласно Попперу, из выдвижения смелых предположений и их опровержений и может быть представлена как история «перманентных революций».

Т. Кун предложил теорию научных революций.

* * *

Кун Томас Сэмюэл (род. в 1922 г.) — американский историк и философ науки, один из лидеров постпозитивизма. Основная работа — «Структура научных революций» (1963). В ней ученый изложил концепцию социологической и психологической реконструкции развития научного знания. Предложенная Куном модель развития науки существенно отличается от принятой в неопозитивизме. Речь идет о принципиальной смене позиции: о переходе от нормативно-методологического описания науки к дескриптивному подходу, когда задача анализа состоит в том, чтобы описать происходящие в науке процессы, а не предлагать методологические решения.

Кун считает, что развитие науки представляет собой процесс поочередной смены двух периодов — «нормальной науки» и «научных революций». Социально-психологический характер концепции Куна определяется его пониманием научного сообщества. Конституирование научного сообщества происходит путем принятия его членами определенной научной парадигмы. Парадигма, или дисциплинарная матрица, согласно Куну, включает в свой состав следующие четыре элемента:

1) символические обобщения — те выражения, которые используются членами научной группы без сомнений и разногласий, которые могут быть облечены в логическую форму;

2) концептуальные модели, примерами которых могут служить общие утверждения;

3) ценностные установки, принятые в научном сообществе и проявляющие себя при выборе направлений исследования, при оценке полученных результатов и состояния науки в целом;

4) образцы решений конкретных задач и проблем, с которыми неизбежно сталкивается уже студент в процессе обучения.

Приверженность к ней обусловливается положением ученого в данной социальной организации науки, принципами, воспринятыми при его обучении и становлении как ученого, симпатиями, эстетическими мотивами и вкусами. Парадигма выполняет две функции — запретительную и проективную. С одной стороны, она запрещает все, что не относится к данной парадигме, и не согласуется с ней, с другой — стимулирует исследования в определенном направлении.

Кун считает, что развитие науки представляет собой процесс поочередной смены двух периодов — «нормальной науки» и «научных революций». Компоненты парадигмы становятся основой деятельности научного сообщества в периоды «нормальной науки». В этот период происходит накопление знаний в рамках парадигмы (решение все большего числа проблем-головоломок). Развитие «нормальной науки» длится до тех пор, пока существующая парадигма не утрачивает способности решать научные проблемы. На одном из этапов развития «нормальной науки» возникает несоответствие наблюдений и предсказаний парадигмы, возрастает количество аномалий. Когда таких аномалий накапливается достаточно много, наступает состояние кризиса, которое разрешается научной революцией, приводящей к ломке старой и созданию новой парадигмы.

Кун полагает, что выбор теории на роль новой парадигмы не является логической проблемой, а решается путем достижения консенсуса научного сообщества. На роль парадигмы научное сообщество выбирает ту теорию, которая, как представляется, обеспечивает «нормальное» функционирование науки. Процесс научной революции оказывается у Куна процессом скачкообразного отбора посредством конфликта научных сообществ.

Мнение о том, что новая парадигма включает старую как частный случай, Кун считает ошибочным. Он выдвигает тезис о несоизмеримости парадигм. При переходе к новой парадигме, по мнению Куна, ученый как бы переселяется в другой мир, в котором действует и новая система чувственного восприятия (например, там, где схоласты видели груз, раскачивающийся на цепочке, Галилей увидел маятник). Одновременно с этим возникает и новый язык, несоизмеримый с прежним (например, различные понятия массы и длины в классической механике и СТО Эйнштейна). Прогресс, с данной точки зрения, — понятие, имеющее смысл только для «нормальной науки», где его критерием выступает количество решенных проблем.

Концепция Куна вызвала широкий резонанс в философско-научной общественности. В результате ее обсуждения большинство его оппонентов (И. Лакатос, Ст. Тулмин) сформировали свои модели научного развития и свое понимание научных революций.

* * *

Он исходил из мысли о том, что в науке действуют не отдельные личности, а коллективы ученых. Поэтому особое значение для развития науки имеют социальные и психологические факторы. Научное сообщество появляется благодаря объединению ученых в рамках одной парадигмы. Парадигма — это образец или способ организации знания. Она включает в себя предписания, задающие характер видения мира; образцы решения стандартных научных проблем и ценности научного познания. Парадигма отражена в фундаментальных научных теориях и через систему образования проникает в массовое сознание ученых.

Кун считает, что развитие науки представляет собой процесс поочередной смены двух периодов — «нормальной науки» и «научных революций». В период нормальной науки происходит накопление знаний в рамках парадигмы. Ученые совершенствуют технику эксперимента, выявляют новые факты и объясняют их существующими теориями. Нормальная наука, — согласно Куну, — это «исследование, прочно опирающееся на одно или несколько прошлых достижений — достижений, которые в течение некоторого времени признаются определенным научным сообществом как основа для развития его дальнейшей практической деятельности». Кун подчеркивает важность того, что в «нормальной науке» каждый отдельный ученый принимает парадигму без доказательства. Без этого был бы невозможен прогресс науки: «Когда отдельный ученый может принимать парадигму без доказательства, ему не приходится в своей работе перестраивать всю область заново, начиная с исходных принципов, и оправдывать введение каждого нового понятия».

Рано или поздно такое развитие приводит к кризису, связанному с возникновением аномалий (новых фактов, не находящих объяснения). Затем наступает период научной революции, в ходе которого происходит отбрасывание старой парадигмы и выбор новой. Т. Кун неоднократно указывал на аналогию между политическими и научными революциями: «И в политическом и в научном развитии осознание нарушения функции, которое может привести к кризису, составляет предпосылку революции... Первоначально именно кризис ослабляет роль политических институтов, так же, как он ... ослабляет роль парадигмы. Общество разделяется на враждующие лагери или партии; одна партия пытается отстоять старые социальные институты, другие пытаются установить некоторые новые».

Этот процесс не подчиняется логике. Выбор новой парадигмы идет в условиях противодействия сторонников прежней и происходит в результате внезапного озарения. Здесь большую роль может играть простое стечение обстоятельств. После революции развитие науки начинается заново и идет в совсем ином направлении. На роль парадигмы научное сообщество выбирает ту теорию, которая, как представляется, обеспечивает «нормальное» функционирование науки. Процесс научной революции оказывается у Куна процессом скачкообразного отбора посредством конфликта научных сообществ. В теории Куна развитие науки предстает как абсолютно прерывистое (релятивизм), так как знание, накопленное в разных парадигмах, несопоставимо друг с другом.

Концепция Т. Куна породила множество дискуссий, острой критике подверглись как выдвинутое Куном понятие «нормальной науки», так и его интерпретация научных революций. Наиболее активным оппонентом Куна в понимании научных революций выступает последователь Поппера И. Лакатос. По его мнению, Кун исключает всякую возможность рациональной реконструкции знания, акцентируя внимание на психологии открытия, а не на его логике.

Лакатос попытался преодолеть недостатки позиций Поппера и Куна путем обоснования теории научно-исследовательских программ. Он полагает, что в науке в определенный момент времени действует не одна, а несколько конкурирующих программ. Выбор наиболее приемлемой из них совершается на основе рациональных критериев. Научно-исследовательская программа имеет следующую структуру:

  • Жесткое ядро— неопровержимые для сторонников программы исходные положения.
  • Негативная эвристика — «защитный пояс» ядра, вспомогательные гипотезы, которые снимают противоречия с аномальными фактами.
  • Позитивная эвристика— указания для изменения и развития программы.

Благодаря позитивной эвристике ученые долгое время могут противостоять критике и аномалиям. Когда позитивная эвристика исчерпывает себя, происходит научная революция, ведущая к смене научно-исследовательских программ. Причем выбор новой программы происходит на основе ее рациональной оценки. Программа прогрессирует, если ей удается предсказывать новые факты, и регрессирует, если дает запоздалые объяснения.

С 70-х годов ХХ века в философии науки появляется новая модель развития науки — кейс-стадис (case-studies), или ситуационных исследований. Данная методология, заимствованная из гуманитарных наук, ориентирует на изучение научного события как уникального исторического феномена, обусловленного его содержанием, целями предшествующей науки, культурными особенностями, условиями жизни научного сообщества этого периода. Полученный научный результат не берется изолированно для включения его в цепочку развития научных идей, а рассматривается в соотнесении с имеющими место в этой ситуации научными теориями, в контексте социокультурных, психологических обстоятельств, при которых он был получен.

Не менее важным вопросом при обсуждении динамики научного знания является проблема факторов развития науки. Существуют две позиции по поводу определения факторов развития науки.

Экстерналисты (Дж. Бернал, Р. Мертон) считают, что на развитие науки определяющее воздействие оказывают социально-экономические факторы. Они полагают, что наука возникает в Новое время благодаря тому, что буржуазные рациональные отношения вытесняют прежние формы восприятия мира, в том числе религиозную. Недостаток этой позиции в том, что она не учитывает влияния идеологических и культурных событий. Кроме того, допускается неточность — в эпоху капитализма не происходит ослабления религиозного влияния, а появляются новые религии (протестантизм).

Интерналисты (А. Койре) полагают, что наука появилась в Новое время в результате саморазвития духовной культуры и изменения способа мышления. Уязвимость этой позиции в том, что здесь не рассмотрены социально-экономические причины изменения духовной культуры. В результате оказывается невозможным объяснить, почему наука возникает именно в Новое время.

Указание на зависимость развития науки от социально-культурных аспектов является, несомненно, важным. Тем не менее нельзя недооценивать и внутренние механизмы саморегуляции науки, связанные с особенностями самого процесса научного познания. С. Тулмин отмечает по этому поводу следующее: «Наука, рассматриваемая в качестве целостной человеческой инициативы, не является ни только компендиумом идей и аргументов, ни только системой институтов и заседаний. В тот или иной момент интеллектуальная история научной дисциплины, институциональная история научной специальности и индивидуальных биографий ученых, очевидно, соприкасаются, взаимодействуют и сливаются друг с другом. ... Следовательно, дисциплинарные (или интеллектуальные) и профессиональные (или человеческие) аспекты науки должны быть тесно взаимосвязанными, но ни один из них не может быть полностью первичным или вторичным по отношению к другому».

Таким образом, для анализа исторически изменяющейся научной деятельности необходимо рассмотреть ее двустороннюю детерминацию: внутреннюю — со стороны характера исследуемых объектов и внешнюю — со стороны социокультурных условий.

Сообщаем Вам, что наш сайт использует cookies исключительно для того, чтобы сделать сайт более удобным для Вас и гарантировать его высокую функциональность. Продолжая просматривать страницы этого сайта, Вы соглашаетесь этим.