Решение задач по физике бесплатно   Сборник интересных фактов
  452 статей!

Количество просмотров: 9

Философские девизы постмодернизма


Статус понятия постмодернизм получает в 80-е гг. ХХ века прежде всего благодаря работам Жана-Франсуа Лиотара, распространившего дискуссию о постмодернизме на философию. Проблема дискурса является одной из ведущих в философии Ж.-Ф. Лиотара. В определенную эпоху, по мнению мыслителя, возникает тип дискурса, претендующий на особый статус по отношению к другим. Это «дискурс легитимации», т. е. попытка такого обоснования и оправдания некоторой речевой практики, которая поставила бы все остальные в подчиненное положение. Появление «дискурса легитимации», притязающего на роль «метадискурса», знаменует наступление специфической эпохи «модерна», или «современности» (соответственно распад «дискурса легитимации» совпадает с закатом «модерна» и наступлением «постмодерна»).

Ж.-Ф. Лиотар легитимацию дискурса сопоставлял с процессом легитимации определенных социальных институтов, способа общественного устройства.

 Философские девизы постмодернизма

Особое влияние на возникновение «ситуации после современности» оказало философское направление, связанное с анализом языка, которое совершенно сознательно причисляет себя к постмодернизму. Становление этого философского учения связывают с деятельностью следующих мыслителей: Ф. Соссюра, Л. Витгенштейна, М. Хайдеггера, М. Фуко, Ж. Деррида. Ж.-Ф. Лиотар также обращал свое внимание на изучение феномена «языковых игр». Философ считал, что нет и не может быть универсальной рациональности — есть лишь различные «языковые игры».

Важным лозунгом постмодернистов является отказ от логоцентризма. Два очень разных философа — М. Хайдеггер и Л. Витгенштейн — показали, что центральной проблемой философии является не строительство метафизических или теоретико-познавательных конструкций, а выяснение подлинного смысла человеческих высказываний о мире, а значит, событий и явлений самого мира. Они же сформулировали центральный девиз постмодерна: отказ от логоцентризма.

Согласно учению Л. Витгенштейна, задача философии состоит не в достижении истины, а в анализе логической структуры языка. Значение слов и выражений естественного языка не является каким-либо объектом, обозначаемым словом. Значение словам и выражениям языка придает только использование слов в определенном контексте (языковой игре) и в соответствии с принятыми правилами.

М. Хайдеггер дал экзистенциально-лингвистическую критику метафизики. Он отказался от традиционных категорий философии модерна, таких как субъект, объект, познание, дух, материя, и занялся «деструкцией» («разбором») исторических конструкций разума при помощи феноменологического метода. Истина, по нему, это несоответствие наших представлений реальности, она укоренена в способе бытия человека. Истина есть истинное бытие, она тождественна бытию.

И. Кант писал, что «философ — это не просто художник, оперирующий концепциями, а законодатель, — задающий правила работы человеческого разума», задача которого «установить трибунал, который мог бы обеспечить соблюдение его обоснованных требований и в то же время выступать против всех необоснованных притязаний и выводов не произвольно, но в соответствии с его вечными и неизменными законами». Эта логоцентристская идея разума (Ума, творящего из Хаоса Космос) отвергается постмодернистами.

Переход от законодательного разума к интерпретирующему — такова позитивная программа постмодерна. З. Бауман отмечает, что если «законодательный разум стремится захватить право на монолог, интерпретирующий участвует в диалоге» с познаваемым предметом. В основе интерпретирующего разума лежит герменевтическая традиция. Герменевтика (наука об истолковании), прежде господствовавшая лишь в гуманитарных науках, сегодня становится фундаментом любого знания, в том числе и философского. Модерн, произведший на свет множество схем и конструкций, окончательно утратил контроль над ними. Постмодерн стремится обезопасить человека от последствий модернизации и теоретизации мышления, сделав его свободным.

В связи с этим следует отметить, что с ситуацией посмодернизма связывают появление целого ряда направлений в социогуманитарном познании ХХ века, получивших общее название — структурализм.

«Структурализм — движение мысли, появившееся в конце 50-х годов и утвердившееся главным образом в гуманитарных науках. Человек бессознательно подчиняется скрытым закономерностям. Им соответствуют глубинные пласты культуры, по-разному определяемые в разных концепциях. Эти структуры опосредуют отношения человеческого сознания и мира».

Поиск структур (т. е. совокупности отношений между элементами целого, сохранивших свою устойчивость при различного рода преобразованиях и изменениях) осуществляется в разных областях культуры: языке и литературе, социальных установлениях и истории идей, искусстве и явлениях массовой культуры. В особенно ярких формах этот процесс протекал во Франции, так что именно французский структурализм прежде всего имеется в виду, когда речь идет о структурализме.

Так, идея применения метода структурной лингвистики в других областях культуры связывается в первую очередь с именем Леви-Строса. При анализе социального устройства культурной и ментальной жизни первобытных племен Леви-Строс приходит к выводу, что правила браков, терминология родства, тотемизм, ритуалы, маски, мифы и иные социальные и культурные установления представляют собой особого рода языки, общие для всех культур и всех людей. Он показывает, что «примитивная» мысль, далекая от логической, способна осуществлять сложную и точную классификацию реальности. Первобытное мышление, будучи конкретным, не может рассматриваться как регресс по отношению к рациональной или логической мысли, а напротив, является одной из форм деятельности человеческого разума в целом. Леви-Стросс также отвергает идею превосходства западной культуры над примитивными цивилизациями, настаивая на необходимости признания «различения» культур.

Структурный метод является ведущим и в творчестве Ф. де Соссюра. По его мнению, язык — это система знаков, но сами связи между словом и предметом, знаком и означаемым являются произвольными.

М. Фуко внес заметный вклад в разработку проблематики постструктурализма своими исследованиями в области социального конструирования знания. В европейской эпистемологии он выделил три эпистемы (познавательных поля): Возрождение, классический рационализм, современность. Если для Возрождения язык выступает как вещь среди вещей, а для классического рационализма (модернизма) — как средство выражения мысли, то в современной эпистеме язык является самостоятельной силой.

Ж. Деррида — яркий представитель постструктурализма и постмодернизма. С его деятельностью связан способ прочтения и осмысления текстов, названный им деконструкцией.

Деконструкция — движение, зародившееся во Франции благодаря философу Жаку Дерриде и получившее свое развитие, в частности, в Соединенных Штатах. Основываясь на учении Ницше, Деррида ставит целью разрушение обобщающих и господствующих претензий метафизического подхода путем выявления двойственностей и противоречий, свойственных любому тексту.

По мнению Ж. Дерриды, мышление должно отказаться от традиционных понятийных оппозиций (субъект — объект, целое — часть, внутреннее — внешнее, реальное — воображаемое). Следом должны уйти и другие противопоставления (Восток — Запад, капитализм — социализм, мужское — женское, свои — чужие и т. п.). Ж. Деррида подрывает тем самым лингвистическое противостояние между значащим и значимым, он стремится разрушить все оппозиции, традиционно установленные в философском рассуждении.

* * *

Деррида Жак (1930–2004) — французский философ, литературовед, культуролог, один из представителей постструктурализма, принимал активное участие в создании Международного философского колледжа. Основные работы: «Голос и явление», «Письмо и различие», «Грамматология».

Западная философия, связанная с пониманием «бытия как присутствия», по его мнению, исчерпала свои ресурсы. Ее базовый принцип Деррида называет «логоцентризмом», согласно которому существует некая фундаментальная инстанция смысла, или истины. Этот принцип предполагает следующие познавательные установки:

— опора на звучащее слово или голос-логос, письмо при этом остается в стороне как безличная и пустая техника записи;

— расчлененность знаковой формы и содержания, т. е. иерархические различения (такие, как смысл/форма, сущность/случайность, буквальный/переносный и т. д.).

Он демонстрирует живучесть логоцентризма в западной культуре и неразрешимость его парадоксов. Условием преодоления метафизики Деррида считает применение особого способа философского анализа — деконструкции. Это особая стратегия исследования текста, включающая одновременно и его деструкцию, и его реконструкцию. Она предполагает выявление в текстах опорных понятий, а также слоя метафор, в которых запечатлены следы прежних культурных эпох.

Необходимые условия деконструкции: невозможность нахождения вне текста и выявление соотношения речи и письма. Деррида полагает, что речь следует рассматривать как версию письма в обобщенном значении. Такая инверсия подрывает логоцентрическую иерархию и раскрывает те свойства языка, которые были вытеснены и подавлены. Деррида указывает на важность элементов, кажущихся маргинальными, и на зависимость систем от того, что именно они вытесняют и подавляют.

Наука о письме (грамматология) рассматривает текст как пространство репрессии, где существует трансцендентальное означаемое и его означающие. Деконструировать эти оппозиции означает обратить иерархию, показав, что именно означающее следует трактовать как вариант означаемого. Деконструкция теорий показывает, что значение является продуктом языка, а не его источником и что оно никогда не может быть вполне определенным, поскольку является результатом контекстуальных воздействий, от которых невозможно избавиться. Таким образом, благодаря процедурам деконструкции Деррида демонстрирует, как то или иное философское положение оказывается подорванным, разрушенным в самом дискурсе, его утверждающем. Кроме этого, деконструкция ставит под сомнение многие понятия, на которых человек привык основывать свои рассуждения (происхождение, присутствие, человеческое Я), показывая, что они — скорее результаты языка, нежели его основания.

Творчество Дерриды оказало большое влияние не только на развитие постструктуралистской философии, но и на современное литературоведение.

* * *

Сущность деконструкции связана с тем, что любой текст создается на основе других, уже созданных текстов. Поэтому вся культура может быть рассмотрена как совокупность текстов, с одной стороны, берущих начало в ранее созданных текстах, а с другой — генерирующих новые тексты. То есть культура в данном случае представлена как определенная система текстов, которые имеют самодовлеющее значение, которые живут своей жизнью и выступают в качестве основ реальности.

В.П. Ратников полагает, что «деконструкция как способ исследования текста связана с поиском одного текста внутри другого и встраивания одного текста в другой. При этом исследователю невозможно находиться вне текста, и всякая интерпретация и критика считается несостоятельной, если она допускает «выход» исследователя из текста».

Таким образом, возможно говорить о постмодернизме как о выражении совокупности специфических взглядов на мир, новых методов познания действительности, как об отражении глубинных изменений, произошедших в обществе в ХХ веке. В свою очередь философия языка, структурализм и постструктурализм по духу, идейной направленности и методологии являются версиями постмодернистского мировоззрения.

Видными представителями постмодернизма являются Жан Бодрийар, Жиль Делез, Ф. Гваттари. Их объединяет стиль мышления, в рамках которого отдается предпочтение не постоянству знания, а его нестабильности, делается акцент не на абсолютности истины, а на ее относительности.

В этом духе формирует свою теорию гиперреальности Ж. Бодрийар. Гиперреальность, по мнению философа, возникает тогда, когда культурные представления и знания утрачивают связь с социальной и человеческой реальностью, которую они должны описывать, и становятся автономными — симулякрами. Под «симулякром» в данном случае подразумевается некая псевдовещь, заменяющая реальность, стирающая различия между реальным и воображаемым, своего рода кажимость. Мир, по Ж. Бодрийару, теперь невозможно рассматривать с позиций субъекта, кантовские категории времени, пространства, целенаправленности, причинности утратили свою пригодность. Необходимо перейти на сторону объекта — гиперреального и симуляционного. Симуляция порождает реальное, как некогда реальное порождало воображаемое. Никто не может претендовать на окончательную истину, ибо всякое понимание является человеческим истолкованием, которое не бывает окончательным. Кроме того, на человека оказывают существенное влияние такие факторы, как социально-классовая, этническая, расовая, родовая принадлежность. Все это, по мнению постмодернистов, ведет к растворению четких границ между миром и знанием.

Постмодернизм подвергает критике центрированность как основной принцип европейской культуры Нового времени, рациональное мышление модерна, которое отвергается как метафизическое. Говоря о постмодернизме как о стиле и направлении культуры, интересно привести высказывание Г.Л. Тульчинского о том, что «постмодернизм — своеобразная культура культур. В нем отсутствует стилевая и концептуальная обязательность. Единственной нормой, каноном является отсутствие нормы и канона — нормативность анормативности, эклектизм...».

Сообщаем Вам, что наш сайт использует cookies исключительно для того, чтобы сделать сайт более удобным для Вас и гарантировать его высокую функциональность. Продолжая просматривать страницы этого сайта, Вы соглашаетесь этим.